Культура Армении выходит за собственные рамки

Рубрика: Армяно-news |

Организаторы XI Ереванского международного кинофестиваля «Золотой абрикос» решили в этом году выйти за рамки только культурных мероприятий и пополнить ряды традиционных программ еще одной с интригующим названием «Кино социальных перемен». Программа была подготовлена совместными усилиями руководства «Золотого абрикоса» и польского Института Адама Мицкевича, который на протяжении многих лет реализует информационный проект, является учредителем уникального сборного оркестра I, CULTURE Orchestra (ICO), снимает фильмы на культурные и социальные темы.

В рамках программы «Кино социальных перемен» армянским зрителям была предоставлена возможность не только посмотреть 8 фильмов производства самых разных стран, поднимающих важные социальные проблемы, но также обсудить их с ведущими специалистами из Польши, известных далеко за пределами их родины. О прошедшей в Ереване программе, процессе ее организации и ожидаемых результатах рассказал директор института Адама Мицкевича Павел Поторочин.

- Почему вы решили избрать основным направлением данной программы социальную тематику и выбрали в качестве инструмента кино?

П.Поторочин – Первое понятие, которое стало стимулом для задействования этой программы – это распространенное понятие о том, что каждая трансформация и важные социальные перемены преимущественно положительные. Это не так.

Некоторые определенные элементы в каждой значительной социальной трансформации, как правило, упускаются из виду, что случилось в ситуации с Польшей. Когда вы смотрите на польскую трансформацию, а мы сейчас празднуем ее 25-летие, это на самом деле мирная революция, которая доказала свою крайнюю эффективность. Но, тем не менее, некоторые социальные вопросы неизбежно оказались упущенными из виду.

Мы были настолько озабочены переменами в экономике, политике, установлением и укреплением демократических ценностей и верховенства закона, что просто оставили без внимания такие важные вопросы, как культура образование, экология.

Конечно, нельзя сказать, что мы полностью проигнорировали их. Нет, мы просто не уделяли им достаточного внимания. А сейчас мы вновь возвращаемся к этим вопросам, имеющим важнейшее значение для общества. Это и есть основная причина, по которой мы решили поделиться нашим опытом: не нужно учиться у нашей революции тому, что было правильно, нужно делать выводы о том, что пошло не так.

Вторая причина, по которой наш институт Адама Мицкевича стал частью этого проекта, заключается в том, что истинно сложные, комплексные и важные социальные темы находят свое отражение не в голливудских блокбастерах, а в маленьких студиях и, в основном, в документальных лентах. Все блокбастеры рассказывают о крупных автокатастрофах, погонях, вертолетах, взрывах, красивых блондинках и привлекательных брюнетах. Но если вас волнуют серьезные вопросы о том, что в действительности творится в мире, вы смотрите документальные фильмы.

Когда я это осознал, я позвонил профессору Ричарду Пенье, с которым работал на протяжении пяти лет в Нью-Йорке, и которого знаю вот уже 20 лет. Ричард – профессор отделения кино Колумбийского университета в Нью-Йорке, и на протяжении 25 лет был директором Нью-йоркского кинофестиваля. Он один из немногих интеллектуалов в мире, который имеет представление о проблемах современного кино по всему миру. Он говорит на шести или семи языках, и я подозреваю, что он посмотрел все фильмы, когда-либо снятые на планете. Я знаю людей, которые много знают о польском, французском, немецком, испанском кино, но я знаю только одного человека, который знает о кино все.

Поэтому я просто позвонил Ричарду и спросил, заинтересован ли он в том, чтобы стать куратором этой социальной программы. Затем я позвонил Адаму Михнику – легендарному человеку. Я не могу сказать про него просто «главный редактор «Газеты Выборча». Это – легенда, один из топ-интеллектуалов Европы. Я спросил, захочет ли он быть со-куратором этой программы. Адам так хорошо знает Восточную Европу! Я спросил его, захочет ли он стать своего рода переводчиком, например, мексиканского документального кино на восточноевропейский язык кино. Он стазу сказал: «Черт возьми, да!». Вот так все мы вместе с этой программой оказались здесь.

- В рамках программы «Кино социальных перемен» были отобраны и показаны 8 картин, география которых довольно обширна. По какому принципу проводился отбор этих фильмов, и какова была их основная тематика?

П.Поторочин – Институт Адама Мицкевича и мы – его представители, являемся не кураторами этой программы, а посредниками. И я чувствовал себя очень комфортно, поскольку не сам выбирал фильмы, а имел возможность спросить тех, кто гораздо умнее меня: Ричарда Пенье – о выборе фильмов и Адама Михника – о социальных аспектах в них. Наша миссия заключалась в том, чтобы связать Ричарда, Адама, режиссеров и «Золотой абрикос».

- А как был выбран «Золотой абрикос» в качестве платформы для показов этих фильмов. Это давнее сотрудничество или только первые совместные шаги?

П.Поторочин- Это наш первый общий проект, и учитывая то тепло, с которым нас здесь приняли, уверен, что не последний. Фестиваль «Золотой абрикос» – естественный выбор, потому что это не только лучший армянский фестиваль, но и самый влиятельный, важный и престижный фестиваль региона. Так что, наш выбор был абсолютно очевидным и естественным.

- Расскажите, пожалуйста, о фильме открытия программы «80 миллионов». Насколько я знаю, лента была выдвинута Польшей на премию «Оскар» 2013 года. Кто утвердил ленту в качестве фильма открытия, и как проходил ее отбор?

П.Поторочин – Я вас удивлю: это был не наш выбор. Мы представили коллекцию отобранных фильмов нашим армянским партнерам и спросили их, что могло бы вызвать интерес армянского зрителя. И они указали на «80 миллионов». Это замечательный фильм, такой оптимистичней, воодушевляющий. Во-первых, это реальная история, во-вторых, это очень человеческая история, начинающаяся на уровне жизни простого человека и преходящая на уровень эпического исторического события. Я очень счастлив, что наши армянские коллеги выбрали именно его для открытия нашей программы.

- А кино, на ваш взгляд, это лишь способ отражения социальных тем или это также некий инструмент борьбы с социальными проблемами?

П.Поторочин – Хорошее кино является и тем и другим одновременно. Оно может быть предупреждением, стимулом и способом социального диагностирования.

- Какие темы, поднятые в картинах, являются для вас наиболее болезненными и самыми сложными?

П.Поторочин – Я не думаю, что какой-либо из представленных фильмов выделяет ту или иную проблему в качестве главной или самой опасной с социальной точки зрения. Если посмотреть цикл таких фильмов, то можно заметить, что они громогласно призывают: будь храбр, выражай свое мнение, не бойся говорить правду, не избегай ответственности за мир, в котором ты живешь. Это твой мир, и ты – его часть. Это самый важный и доминирующий посыл этих фильмов. Все они о гражданской смелости поднимать социальные проблемы.

- А какую бы оценку вы дали представленным в программе армянским фильмам? Как в них, на ваш взгляд, отображены проблемы страны, и насколько профессионально они подготовлены?

П.Поторочин – Во-первых, я счастлив, что они резко отличаются от американских блокбастеров. Я знаю, что армянские деятели искусства осознают социальную ответственность, возложенную на них. Насколько мне известно, они отлично понимают, каким эффективным механизмом может быть кино. Они прекрасно понимают, что фильм, как часть искусства, может быть вовлечен в социальные перемены, стать частью этих перемен. Я бы просто хотел, чтобы у них была возможность снимать больше фильмов с подобной магнитудой, с подобным потенциалом. Было бы интересно увидеть ретроспективы современных армянских фильмов в Польше.

- Каковы ваши ожидания от реализации подобных программ? Вы ждете перемен в сознании людей или это только толчок к тому, чтобы люди начали задумываться о социальных переменах?

П.Поторочин – Спасибо за вопрос. Когда человек начинает думать, это уже перемена. Давайте посчитаем, сколько человек может посмотреть фильмов – 200-300-400. Здесь уже вступает в силу ваша роль – роль СМИ в распространении их идеи и смысла.

- Удалось ли вам за время работы над проектом увидеть результаты своего труда, и совпали ли они с вашими ожиданиями?

П.Поторочин – Если речь идет о культурном обмене в сфере кинопроизводства, то это только начало. Но если речь идет о культурном обмене, организации профессиональных тренингов, которые мы предлагаем специалистам в сфере культуры стран Восточного Партнерства, то этот проект длится уже 4 года. Мы тренировали культурных менеджеров с 2010 года, поскольку то, что отделяет и дистанцирует страны Восточного Партнерства от настоящего международного культурного круговорота, – это отсутствие профессиональных менеджеров в сфере культуры. Мы очень быстро научились тому, как нужно представлять польскую культуру в международном круговороте культурных событий порядка 20-и лет назад. И я не вижу никакой причины, по которой армянская культура не может войти в Лондон, Берлин, Париж, Нью-Йорк. Все очень просто: армянские профессионалы в сфере искусства должны понимать, как это искусство нужно преподносить. И мы очень хотим поделиться с вами своим опытом в этом деле.

Есть проект, которым я особенно горжусь, это проект I, CULTURE Orchestra. Это оркестр, состоящий из молодых студентов консерваторий из Беларуси, Украины, Молдовы, Армении, Азербайджана и Грузии. Он был основан в 2011 году. Каждое лето оркестр отправляется в международные туры, и в рамках своего первого тура в 2011 году он выступил в самых престижных залах Европы – Берлинской филармонии, Royal Festival Hall в Лондоне, Театро Реал в Мадриде и Консерватории Брюсселя. И везде, где они играли, люди аплодировали им стоя и вызывали на бис.

Я не вижу причин, препятствующих представлению армянской культуры мировому сообществу

Это не просто оркестр, который нужно слушать, но оркестр, на который нужно и смотреть. И за несколько лет они достигли уровня профессиональных музыкантов европейского класса. Не думаю, что можно найти более достойный пример идеи взаимодействия, солидарности, разделения общеевропейских ценностей, чем совместное творчество в музыке.

С нами уже два года сотрудничает гениальный украинский дирижер, а в программе звучат пьесы русского композитора Шостаковича. Это не политический или дипломатический проект, а – глубоко этическая программа.

- А в чем состоит главное отличие этого оркестра от других подобных, и в чем секрет такой его популярности?

П.Поторочин – В хорошей, настоящей, чистой идее, в искренней убежденности в том, что культура может изменить мир. Международная общественность уверена, что у них иммунитет к пропаганде. Когда люди видят что-то искреннее, честное, идущее от сердца, они сразу в ответ раскрывают свои сердца. Но если кто-то попытается предложить международной аудитории какую-то дрянь, она отступит от тебя. Главное – быть искренним и не бояться показать эту искренность. Это единственный рецепт достижения успеха в культуре.

- Можно ли ожидать продолжения данной программы после вашего возвращения в Польшу, и какие последующие проекты вы намерены реализовать?

П.Поторочин – Я думаю, что в течение нескольких недель или месяца после фестиваля мы будем оценивать эту презентацию, узнавать мнения наших армянских коллег и СМИ о том, какая часть программы их заинтересовала больше всего. А дальше я бы хотел встретиться с Адамом и Ричардом и обсудить с ними наши последующие идеи и предложения, которые могли бы заинтересовать наших армянских друзей. Готовых ответов у нас нет: сейчас мы думаем над тем, какую пользу можем принести.